Белый Ангел отвел его в комнату со стулом и предложил сесть. Майкл подчинился. Здесь не было никаких наглядных пособий, графиков, экранов — только белый зал со стулом, где сейчас сидел Майкл. Ангел стал перед ним и заговорил:

- Майкл Томас с Чистым Намерением, сейчас я расскажу тебе о четырех признаках любви. Когда чистая Божья любовь напитает все твое существо, каждая клетка тела будет вибрировать этой безупречно чистой энергией. Изменится твой взгляд на вещи. Изменится твое отношение к людям. Ты обретешь способность видеть ясно. Любовь — это сущность всего мироздания, но, как ни странно, в вашем языке есть лишь одно слово для обозначения этого удивительного явления, — ангел улыбнулся. — Я хочу показать тебе, как действует любовь. Следуй за мной.

Дальнейшее просто потрясло Майкла. Он полагал, что повидал уже достаточно много в первых пяти домах и пережил все, что возможно пережить, — но подобного путешествия еще не было! Его внезапно увлекло в многомерную реальность. Они с Белым сохранили ясность очертаний, а все остальное закружилось, словно во сне. Возникло ощущение стремительного движения, но голова совсем не кружилась. Белая расплывчатая комната взорвалась бурным водоворотом красок и звуков. Майкл вместе со стулом мчался в неизвестность. Бее это было очень неожиданно, но страха он не испытывал. Дивное приключение!

Наконец они с Белым «прибыли».Бурное коловращение многомерного пространства понемногу улеглось, и они оказались в больнице. Это удивило Майкла. Он-то думал, что Белый уносит его в какие-то небесные чертоги, чтобы показать божественную любовь. А тут самая обыкновенная больничная палата. На единственной кровати лежал пациент, опутанный проводами и трубками. Майкл понял, что находится в отделении интенсивной терапии.

До чего все реально! Он слышал каждый звук и ощущал запах антисептиков, которые добавляют в воду для мытья полов и стен в больницах. За время своего духовного путешествия по священной стране Майкл совсем отвык от подобных звуков и запахов, и теперь невольно поморщился. Все это было таким далеким, но в то же время знакомым. Два пришельца разместились в точке, откуда можно было обозревать всю комнату. Они неподвижно зависли в одном из углов под потолком. Было тихо, и Майкл тоже молчал. Тишину нарушало лишь пощелкивание, шипение и пиканье медицинского оборудования. В кровати лежал человек весьма преклонных лет. Очень бледный, изможденный, очевидно, тяжелобольной. Его глаза были закрыты.

- Что с ним? — спросил Майкл шепотом, словно пациент мог его услышать.

- Умирает, — ответил Белый. Майкл хотел спросить что-то еще, но туг в палату вошла женщина. На вид ей было сорок с лишним лет. Она некоторое время постояла у порога, глядя на больного. Майкл сразу осознал, что это необычная женщина. Его интуиция работала безотказно, несмотря на то что это было всего лишь видение.

- Кто она? — спросил Майкл.

- Дочь умирающего, — ответил Белый, — Она главная героиня истории, которую я хочу тебе показать. — Майкл внимательно слушал каждое слово ангела. — Женщину зовут Мэри, и у нее есть все основания презирать этого пожилого мужчину.

- А почему она должна плохо относиться к своему отцу?

- Потому что он совратил ее в детстве, — ответил Белый. — Он искалечил свою дочь душевно и физически. Испортил ей жизнь.

Белый сделал паузу. Женщина подошла к кровати больного. Затем продолжил:

- Мать ничего не знала, — Мэри просто боялась что-либо ей рассказывать и вела себя замкнуто и отстранение. Между ними выросла стена непонимания. Мэри рано ушла из дому, подальше от похотливого отца, а мать подумала, что дочь сбежала от нее. Пропасть между ними стала еще шире. Мэри так ничего и не сказала матери, и та умерла в полной уверенности, что дочь ее не любит.

- Это ужасно! — Майкл искренне опечалился. Он остро чувствовал несправедливость ситуации и очень жалел Мэри. Белый посмотрел на него с недоумением.

- Это одна семья, Майкл. Разве ты уже забыл уроки, преподанные тебе в красном доме?

Майклу стало немного стыдно. Конечно, он не забыл уроки, но просто пока еще не научился применять новые знания о своей духовной семье к другим людям. Он понял, что Белый говорит о том факте, что отца с дочерью связывает кармический контракт, подобный тем, какие заключены между Майклом и членами его духовной семьи.

- Дальше стало еще хуже, — продолжал Белый. — Когда Мэри попыталась завязать нормальные взаимоотношения с мужчиной и найти себе мужа, психологическая травма, полученная в юности, мешала ей. Она так и не смогла выйти замуж и родить детей.

Вздохнув, Майкл сказал:

- Ничего себе контракт! — Он был ошеломлен теми страданиями, через которые пришлось пройти Мэри.

Ангел с восхищением посмотрел на Майкла. Белый не сказал ни слова, но Майкл все равно увидел в этом взгляде похвалу за успехи, достигнутые им на пути.

- Понимаешь ли ты, Майкл Томас, что происшедшее между Мэри и ее отцом — это выполнение контракта, основанного на величайшей любви?

- Да, понимаю, Белый. И все же мне, человеку, сложно постичь и принять эту концепцию.

 

- В этом проявляется твоя двойственность, Майкл. Возможно, ты так и не примешь некоторые вещи при жизни в человеческом теле, и это совершенно уместно.

Майкл по-прежнему смотрел на происходящее в палате. Мэри спокойно глядела на отца, возможно, ждала, когда он проснется. Она поставила свою сумку на тумбочку у кровати.

- Должно быть, она ненавидит его всей душой, — тихо и грустно сказал Майкл.

- Нет, Майкл. Она его очень любит.

Потрясенный этими словами, Майкл обернулся к Белому и спросил:

- После всего, что он сделал?

- Мэри в чем-то похожа на тебя, Майкл Томас, и в чем-то отличается. — Ангел сделал паузу и пристально посмотрел Майклу в глаза, ожидая реакции. Майкл слушал. — В отличие от тебя, она сейчас находится на Земле. Но при этом она в полной мере осознает все, что ты узнал в первых шести домах.

Майкл был ошеломлен! Он был уверен, что человек может получить все эти духовные знания и навыки только в таком вот путешествии по стране семи домов. Он просто не знал, что сказать. «Как это возможно?» — думал он. Ангел заметил смятение Майкла и продолжил:

- Мэри осуществила свой вибрационный сдвиг самостоятельно, Майкл, и на это у нее ушло почти девять лет. Ты же сделал то же самое за считанные недели! Ты воистину необычный человек. Однако та информация, которую ты собрал в первых пяти домах, а также информация, которую тебе еще предстоит получить в оставшихся двух, доступна людям Земли в течение многих тысячелетий. Для того чтобы ее получить, человеку необходимо только осознать двойственность своей природы и высказать намерение найти истину о своем бытии. О том, как устроен мир, написано много книг, и есть множество учителей, которые готовы помочь прийти к пониманию.

Майкл сидел, молчаливый и задумчивый. Слишком много информации — нужно неторопливо переварить ее и понять, что все это значит. Стало тяжело на душе. Возможно, он допустил ошибку, когда во время первого видения попросил Белого, чтобы ему позволили покинуть Землю и вернуться домой? Теперь оказалось, что все, чему он обучился здесь, можно было бы узнать и на Земле.

- Белый, а почему у нее на это ушло девять лет?

-Она шла в своем темпе, Майкл, и мы чтим ее за это. К тому же у нее не было такого преимущества, как у тебя, — учителей и тренеров из мира ангелов. И еще ей не выпала честь лично познакомиться со всеми членами своей семьи, и она не знает их ангельских имен. Кроме того, она живет в трехмерном мире в условиях более низкой энергии. Поэтому ее человеческая двойственность проявляется сильнее, следовательно, к просветлению и осознанию ей пришлось идти дольше.

Майкл сидел и смотрел на Мэри. Эта женщина обладала необычайно высокими вибрациями, — но до чего же слабой и хрупкой она была на вид.

- Пусть внешность тебя не обманывает, Майкл. Все не так, как кажется, — белый ангел снова прочел энергию Майкла. Эта женщина — воин света. Она достаточно сильна, ведь ей удалось сразить чудовище!

Майклу стало не по себе. «Интересно, что это значит?» Он собрался спросить об этом вслух, но тут заговорил Белый:

- Майкл Томас с Чистым Намерением, я привел тебя сюда, чтобы на примере этой неприметной на вид женщины объяснить четыре признака любви. — Майкл притих. Он интуитивно чувствовал, что должен еще многому научиться. В тот самый момент, когда он уже решил, что почти уже пришел домой, выяснилось, что все не так просто, как казалось. Ангел продолжал: — Будь внимателен, ибо Мэри несет в себе ту же энергию, что и я. Она понимает любовь, Майкл, и поэтому в ней пребывает частица меня. Не существует более могучей энергии. Кроме того, эта женщина приняла Золотого.

Майкл понимал, что сейчас не время задавать вопросы. Он смотрел на разворачивающуюся под ними сцену, а Белый между тем объяснял, что происходит.

- Майкл Томас, первый признак любви таков: ЛЮБОВЬ ТИХА. Посмотри, Мэри не вошла в палату под звуки фанфар. Ее отец очень болен. Он слаб и не в силах защитить себя. Отличная возможность отомстить. Она могла бы громогласно возвестить о своем приходе, сея страх в душе отца. Этот человек прекрасно понимает, что сделал когда-то. Ему стыдно, он переполнен чувством вины. Неблаговидные поступки прошлого повлияли и на его жизнь, омрачив последние годы. У него нет тех духовных знаний, которые есть у Мэри. Нет ее новых сил. Посмотри, насколько она тиха, Майкл Томас.

Майкл с Белым молча наблюдали, как Мэри поправила папино одеяло. Она присела рядом с угасающим мужчиной и ласково склонила голову ему на грудь. Майклу передались ее чувства — эту возможность каким-то образом дал ему Белый. Ее душа и ум были исполнены покоя и безмятежности. Ни одной мысли об отмщении. Мэри совершенно простила отца, и ее сердце было свободно от гнева и обиды. Что за женщина! Майклу передалось ее сострадание к этому пожилому мужчине, который так точно выполнил условия их контракта и оставил такой глубокий след в ее жизни.

Прошло довольно много времени. Наконец отец открыл глаза и обнаружил присутствие дочери. Когда он проснулся, Мэри встала. Глаза мужчины расширились, и в них отчетливо промелькнули изумление и страх. Пришла! Что она делает здесь? Он не видел ее много лет! Уж не будет ли она сейчас проклинать его — это еще в лучшем случае? Его организм сразу же отреагировал. Приборы, измеряющие телесные функции, оживились — запищали, зашипели и защелкали чаще и тревожнее.

 

- Смотри, Майкл, — сказал ангел своим дивным благозвучным голосом, — сейчас проявляется второй признак любви. У ЛЮБВИ НЕТ ЦЕЛИ. Она могла бы требовать от отца что угодно, ведь он слаб и преисполнен чувства вины. Он богат. Она могла бы потребовать от отца денежной компенсации за то, что он сделал, или просто вынудить его вслух покаяться в содеянном. Могла бы пригрозить тем, что подаст в суд или публично расскажет обо всем, что было. Однако смотри не нее, Майкл.

Мэри погладила отца по голове и что-то прошептала на ухо. Приборы почти сразу же притихли. Мужчина вздохнул, и в его глазах заблестели слезы.

- Что она ему сказала, Белый? — Майкл ничего не расслышал.

- Она сказала: «Я люблю тебя, отец. Я полностью прощаю тебя», — ответил ангел.

Майкл с изумлением взирал на разворачивающуюся перед ним драму. Он не был уверен, что сумел бы поступить так же на месте Мэри. Он восхищался этой женщиной.

- Она о чем-то попросила?

- Нет, Майкл. Ей достаточно просто БЫТЬ.

И снова Майклу передались чувства Мэри. Все завершено, вся карма между ними исчерпана. У нее на душе было светло, и она каким-то образом передала отцу эту душевную безмятежность и понимание того, что главный вопрос их совместной жизни закрыт. Она освободила отца от груза вины и раскаяния, который мучил его последние 35 лет! Это можно было прочесть на лице старика. Вместо того чтобы требовать воздаяния, она преподнесла ему дар. Крупные слезы текли по морщинистым щекам умирающего. Мэри снова присела на кровать, обняла отца и положила голову ему на грудь. Оба молчали. Просто не было потребности в словах.

- Майкл Томас, третий признак любви таков: ЛЮБОВЬ НЕ КИЧИТСЯ. Теперь, проявив подлинную зрелость и духовное величие, она молчит. Он в большом долгу перед ней за это божественное примирение, но Мэри не говорит ни слова. Эта женщина могла бы любоваться собой, могла бы безмерно гордиться своим великодушием, — но она не говорит ни слова. У Мэри есть все основания бить себя в грудь, рассказывая о девяти годах упорного труда, потребовавшихся для того, чтобы достичь такого уровня, — но она не говорит ни слова.

Майкл благоговел перед этой женщиной. Мэри воистину воин света, и она уже постигла то, чему он только учится. Представить только, — она обладает всеми этими знаниями, живя на Земле! Должно быть, это необычайно безмятежная и богатая жизнь. Совершенно очарованный, Майкл задумчиво смотрел на разворачивающуюся перед его глазами сцену.

Отцу было нечего сказать. Прощен! Каждая клетка его тела откликнулась дивным ощущением радости и облегчения. Любопытно, что Мэри не ставила своей целью духовный рост отца. На самом деле сейчас она просто работала над собой, — но ее действия повлияли и на него. Тут есть о чем подумать. Майкл понимал, что событие, открывшееся его взору, исполнено глубочайшего смысла.

Отец бросил долгий взгляд на свою удивительную дочь и медленно закрыл глаза. На губах играла безмятежная улыбка. Она преподнесла ему дар, ради которого стоило жить, — и преподнесла как раз вовремя. Подсоединенные к пациенту приборы начали тревожно гудеть и мигать. В палату вбежали люди в белых халатах, но они уже ничего не могли сделать. Через несколько минут пришлось констатировать смерть. Накрыв лицо умершего старика одеялом, они оставили его наедине с Мэри. Белый снова заговорил:

- Майкл Томас, вот четвертый признак любви: У ЛЮБВИ ЕСТЬ МУДРОСТЬ, ЧТОБЫ БЕЗУПРЕЧНО ИСПОЛЬЗОВАТЬ ОСТАЛЬНЫЕ ТРИ СВОИ ПРИЗНАКА! Мэри безошибочно выбрала время для своего визита. Она использовала карту своей интуиции, чтобы точно определить момент. Смотри, Майкл Томас, что она будет делать дальше.

Майкл отвернулся от Белого и снова сосредоточил все внимание на происходящем в палате. Мэри не рыдала, оплакивая смерть отца. Она не преисполнилась скорби, хотя всей душой любила этого человека. Майкл смотрел, как, попросив медработников выйти из палаты, она положила ладонь на грудь человека, который дал ей жизнь. Затем она обратила лицо к Майклу и Белому! Казалось, Мэри обращается к ним! Они впервые услышали уверенный голос этой удивительной женщины:

- Пусть Земля помнит этого горячо любимого мною человека, — в ее словах звучала сила и убежденность. — Он в совершенстве выполнил условия нашего контракта. Я принимаю его дар! Восславьте его возвращение домой.

Мэри спокойно опустила глаза, взяла свою сумку и вышла из палаты. Разинув рот от изумления, Майкл проводил ее взглядом. Он в полной мере ощутил эмоциональный заряд этого события и был потрясен. Ему довелось стать свидетелем завершения сложного жизненного контракта — и какого завершения!

- Именно мудрость любви позволила Мэри восславить эту смерть, а не оплакивать ее, — сказал ангел.

Крайон, Ли Кэрролл. Книга 4. Путешествие домой

 

http://www.hram-sveta.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=510%3A—&catid=114%3Apritchi-i-mudrye-rasskazy&Itemid=16

Поделиться ссылкой в сети VKontakte.ru! Поделиться ссылкой в сети Ya.ru Поделиться ссылкой в сети Mail.ru Поделиться ссылкой в сети Одноклассники Поделиться ссылкой в сети Facebook Поделиться ссылкой в сети ЖЖ Забобрить del.icio.us moemesto.ru



Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.